Загрузка...
Загрузка...
Украинская служба 1492в Google+
понедельник 20 июня, 2016 23:12 EEST
Украина
Архивы славянской войны
игорь стрелков, украина, новости, донбасс

В украинском Славянске появились новые документы из архивов Игоря Стрелкова, проливающие свет на события 2014 года, когда город контролировали ополченцы.

Письма с жалобами на беспредел показывают масштабы хаоса, в контексте которого были изданы знаменитые «указы Стрелкова» о расстрелах. «Газета.Ru» ознакомилась с этими письмами и связалась с их авторами.

Украинский журналист Богдан Красовский из Славянска (город сейчас контролирует Киев) опубликовал в интернете документы из так называемого «архива Стрелкова». Документы представляют собой восемь отсканированных рукописных писем, предположительно, за авторством местных жителей на имя лидера славянских ополченцев Игоря Стрелкова (настоящая фамилия — Гиркин) и его заместителя с позывным «Нос» (настоящее имя неизвестно). Документы датированы июнем-июлем 2014 года — в то время, с апреля 2014 года, Славянск находился под контролем ополчения.

Красовский говорит «Газете.Ru», что не готов раскрыть источник и дату передачи писем, но эти свидетельства важны для понимания происходившего в Славянске, находившегося под контролем ополченцев весной-летом 2014 года. Эти документы лежат в общем доступе в интернете с вымаранными телефонами и адресами, однако «Газете.Ru» удалось ознакомиться с первоначальными вариантами писем и связаться с их авторами.

Боевые действия в районе Славянска в 2014 году продолжались на протяжении трех месяцев — с апреля по июль. В начале июля 2014-го силы ДНР, возглавляемые Стрелковым, под натиском ВСУ (вооруженные силы Украины) отступили из Славянска в Горловку и Донецк. С тех пор город находится под контролем Киева.

Опубликованные Красовским письма ранее были обнаружены в дореволюционной усадьбе «Вилла Мария». Этот культурный христианский центр ополченцы использовали для сборов и обучения своих бойцов накануне захвата Славянска. Это направление в ополчении курировал отец Виталий (в миру Виталий Веселый), настоятель местного Свято-Троицкого собора. Священник был одним из духовных стержней «русской весны» в Славянске, в 2014-м он ушел из города вместе с людьми Стрелкова.

С заявлениями на имя Первого (так называли Стрелкова) связано много разных историй. Там и просьбы выдать сыну документы из авиационного техникума, чтобы он мог учиться дальше. И пожелания забрать личные вещи из занятых военными зданий. Есть и жалобы на бандитов в ополчении.

В одном из писем гражданка Оксана Владимировна (в заявлениях есть фамилии и мобильные телефоны всех обращавшихся) 22 мая сообщает, что вывозит с дачи вещи и садовый инвентарь. Список заверяют подписи соседей. Товарищ Первый информируется не просто так, а для пропуска вещей через блокпосты. Дело в том, что на тот момент по Славянску уже прогремели сообщения о расстрелах мародеров. Именно поэтому многие жители такими письмами перестраховывались на случай обвинений в мародерстве на блокпостах — банально опасались, что их могли расстрелять по ошибке.

В другом письме Анатолий Иванович Сидоренко 26 мая сообщает Первому, что у его сына под поселком Черевковка на блокпосту ополченцы отобрали «Жигули» 99-й модели, которую сын арендовал под такси. Как говорится в письме, сына привезли домой для проверки личности, а машину оставили на блокпосте. В итоге хозяин арендованной машины приехал разбираться и взял «пятерку» Сидоренко. На ней он поехал выяснить ситуацию на блокпост, но там ему сказали, что отдадут машину «после войны». Тогда этот хозяин машины приехал с кумовьями и забрал себе «пятерку» Анатолия Ивановича в качестве компенсации. Заявитель Сидоренко жалуется, что его жена слышала о том, что люди, отжавшие у них «пятерку», связаны с наркотиками и были в СБУ, и просит принять меры.

Есть и другие заявления на имя заместителя Стрелкова с позывным «Нос». В частности, Анжелика Гарбуз 30 мая пишет, что из ее гаража неизвестные угнали «Жигули» 99-й модели 1997 года выпуска. Соседи утверждают, что на машине ездят ополченцы. Женщина также просит принять меры.

К «Носу» обращено и самое драматичное заявление от 4 июня. Гражданин Борсук просит обратить внимание на ополченцев на блокпосту «Варшава», где, по его словам, процветают бандитизм и мародерство.

В этом же письме содержится подробный рассказ о том, как в ночь на 30 июня в его квартиру ворвались ополченцы. По словам автора письма, люди с оружием пришли к нему домой на свет телефона в окне — в городе тогда не было электричества. При «налете» в квартире находились сам Борсук, некая женщина по имени Марина и перенесший инфаркт пожилой мужчина — инвалид II группы (из письма родственные связи Борсука с этими людьми непонятны).

«Двое держали за ноги, и ополченец Малой бил палкой по косточкам ног и пальцев, требуя от меня, чтобы я сказал, что я предатель. Приехали другие ополченцы, хотели прострелить чашечку. Требовали признаться в том, чего не совершал. Говорили, что я мертвец. Марина плакала и просила их, чтобы прекратили зверские пытки и не стреляли в меня, — говорится в письме.

— Начался разгром квартиры. Фонарем светили в глаза, чтобы не видел, как грабят. Малой указывал другому, в черном платке, предметы, которые надо брать. Ополченец в черном платке светил фонариком, который был приделан к автомату, приставленному к моему лбу. Оружие было снято с предохранителя и взведено, пинали ногами лежавшего на полу. Полное зверство».

По его словам, по их вызову прибыло подразделение «Балу». Главный из них ударил его ногой в армейском ботинке прямо по щеке, Борсука ему представили «врагом народа».

«Есть травмы ноги и припухлости. Главный подразделений схватил меня за пояс и тащил с 12-го этажа вниз полуголого, без обуви на улицу, — продолжает Борсук. — Одели наручники и положили на бетон. Когда вышли на улицу, ополченец Малой хвастался, что есть теперь машина и он не будет ходить пешком. Меня погрузили в «Фиат Добло» и увезли в ГОВД, наручники целую ночь были застегнуты на мне.

Я страдаю обширным псориазом, они уложили и смеялись, что короста. Когда я находился в ГОВД, ополченец Малой выносил с моей квартиры ценные вещи и быттехнику в моих спортивных сумках и складывали в мою машину, которую забрали».

Далее в письме приводится подробный список предположительно похищенных вещей. Вплоть до двух флаконов «дорогой туалетной воды». «Прошу принять строгие меры по отношению к этим ополченцам по закону военного времени, чтобы не позорили честных бойцов», — заключает Борсук.

4 июня на имя Носа заявление также писала гражданка Анохина. Она сообщала, что в ее дом ворвались ополченцы для ареста сына. Они забрали документы сына и телефон с ноутбуком. Пострадавшая также указывает, что ополченцы угрожали престарелой бабушке и стреляли. «Прошу вас разобраться. Где мне искать теперь сына, документы его?» — заканчивает она письмо.

Есть и вполне «мирные» письма. Работник Славянской райгосадминистрации Коннов Н.А. обращается к Стрелкову с просьбой получить разрешение забрать из своего кабинета документацию, свидетельство о смерти отца и личные 600 гривен. Гражданка Борзынина просит ополченцев выдать ей документы об образовании своего внука из здания Славянского колледжа Национального авиационного университета. Под этим письмом резолюция с просьбой куратору заняться проблемой. Гражданин Владимир Медин обращается к Первому (Стрелкову) с просьбой забрать из комнаты в доме быта свои личные вещи.

Многие местные жители после боев уехали в Россию или вглубь территории Украины.

«Газета.Ru» дозвонилась двум заявителям, и они подтвердили реальность писем.

«Да, это мое собственное заявление, — подтвердил Владимир Медин. — Мне тогда все вернули. Могу показать вещи и документы».

Удалось также пообщаться с женой Анатолия Сидоренко — хозяина «отжатого» автомобиля ВАЗ-2105 взамен забранной на блокпосту 99-й модели «Жигулей». Она сдержанно прокомментировала: да, заявление писали они. «Пятерку» удалось вернуть, а вот «девяносто девятая» бесследно пропала в огне войны. Заявители дали понять, что ополченцы им не очень-то и помогли и свою машину они вернули сами.

Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
последние новости
все новости >
Загрузка...