Загрузка...
Загрузка...
Украинская служба 1492в Google+
суббота 7 мая, 2016 21:46 EEST
Экономика
Neue Zuercher Zeitung: Поворот России к Китаю — новая трезвость мысли
китай, россия, экономика, санкции против россии, кризис на украине

Кризис на Украине и санкции заставили Россию провозгласить поворот к Китаю. Однако поворот остается в стороне от очевидных возможностей для сотрудничества и продвигается с трудом. Пекину также необходимо все взвесить.

Мноогие месяцы переговоров стоили того. Два китайских банка, как было подтверждено несколько дней назад, предоставляют для российского проекта по добыче сжиженного природного газа «Ямал СПГ» кредиты на общую сумму порядка 12 миллиардов долларов. По информации агентства Reuters, это третий по величине проект займа в истории российского бизнеса. На одноименном полуострове севернее Полярного круга с 2017 года по проекту «Ямал ЛПГ» будет добываться сжиженный природный газ, что, наконец, позволит России завоевать бóльшую долю рынка в данном сегменте. Сейчас это лишь около 5%, хотя Россия занимает второе место в мире по добыче природного газа.

Восток как замена Запада

Данный обещанный совсем недавно Поднебесной кредит явится большей частью внешнего финансирования «Ямала СПГ». Тем самым стратегически важный проект окажется показательным примером поворота России к Китаю, который со времени начала третьего президентского срока Владимира Путина в 2012 году нерешительно набирал обороты, а после того как 2014 году разразился украинский кризис, был объявлен стратегической сменой курса. В то время как отношения с традиционными экономическими партнерами на Западе ухудшались, а финансовые санкции затрагивали российскую банковскую систему, Китай должен был стать новым могущественным инвестором, который в состоянии заполнить возникшую пустоту.

Но до этого дело не дошло. Россия не оказалась в фокусе внимания Пекина. Правда, прямые инвестиции Китая в экономику России в 2014 году по сравнению с 2013 годом почти удвоились — до 1,3 миллиардв долларов, однако большая их часть пришлась на первый квартал года, когда Крымский кризис только набирал обороты и санкции против Москвы еще не были столь широки. В общем и целом сумма инвестиций охватывала лишь определенный процент тех 120 миллиардов долларов, которые Китай в общей сложности инвестировал в мировую экономику. За первые три квартала прямые инвестиции Китая согласно данным российского Центробанка возросли до целых 290 миллионов долларов; объем двусторонней торговли в 2015 году снизился на 28% — до 64 миллиардов долларов.

Так или иначе: что-то все же произошло. Прежде всего, в России Китай больше интересуют связанные с сырьем проекты. После многолетних разговоров государственный газовый гигант «Газпром» в мае 2014 года подписал с Китаем договор на поставку газа стоимостью 400 миллиардов долларов. К сделке также относится разработка газовых месторождений на Дальнем Востоке и строительство газопроводов. Рентабельность для Газпрома спорна, однако после начала кризиса на Украине это было делом престижа. В 2013 году государственный нефтяной концерн «Роснефть» заключил договоры на объемные поставки нефти, в счет которых получил многомиллиардную предоплату. Россия, тем временем, является крупнейшим поставщиком нефти для Китая.

Газпром еще может воспользоваться рефинансированием в США, Роснефть, напротив — нет. Не может этого и «Новатэк», второй по величине в России, находящийся в частной собственности газовый концерн. «Новатэк» является инициатором ямальского проекта, однако обладает пакетом акций, лишь незначительно превышающим половину общего их объема. Еще 20% акций с 2011 года принадлежат французскому концерну Total. В начале 2014 года в проект с 20% акций вошел, было, китайский нефтяной концерн CNPC, однако после начала кризиса на Украине дальнейшее финансирование оказалось под вопросом. Осенью 2015 года стало ясно, что китайский фонд Шелкового пути приобретет порядка 10% акций, что сделало более вероятным выделение новых кредитов. Банки ExIm Bank и China Development Bank, предоставляющие упомянутые 12 миллиардов долларов, в качестве государственных банков развития тесно связаны с Пекином. В общем и целом ямальский проект будет стоить 27 миллиардов долларов, из которых до 19 миллиардов приходится на внешние источники.

Почему лишь сейчас?

Собственно говоря, удивительно, что самый крупный в мире экспортер энергоносителей и один из крупнейших потребителей энергии, имеющие к тому же общую границу, не обратились друг к другу раньше. Российская оружейная промышленность также получает выгоду: Пекин первым из зарубежных клиентов хочет закупить российскую систему ПВО C-400 заказал 24 истребителя Су-35. Кроме того, Китай хотел бы принять участие в финансировании строительства высокоскоростной железнодорожной магистрали между Москвой и городом на Волге Казанью и нацелен на заключение договора на производство поездов.

Сложнее сотрудничество продвигается там, где деловые партнеры вынуждены искать друг друга сами, а не по государственной указке. Вначале у западных фирм велико было опасение быть оттесненными на второй план дальневосточными конкурентами. С течением времени эти опасения стали более относительными. Очевидно, что китайские фирмы не готовы соглашаться на «дружеские цены» российских партнеров и ведут жесткий торг. В последнее время говорилось лишь об одном крупном проекте — строительстве центра обработки данных в Иркутской области, в котором задействован и китайский концерн Huawei.

В российских банковских кругах жалуются на то, что китайские кредитные институты при выдаче кредитов весьма сдержаны и не хотят рисковать, вступая в конфликт с санкциями Запада. Для этого им слишком важен беспрепятственный доступ в особенности к американской финансовой системе. Здесь же и проблемы практического характера, такие как правовые барьеры при финансовых транзакциях, и психологические преграды: с одной стороны, Москва хотела бы за счет китайских финансов оживить слаборазвитый российский Дальний Восток; с другой стороны, велики опасения потери контроля над скудно населенным регионом.

Проблемы равны для всех

Чтобы быть максимально привлекательной для Китая, Москве, очевидно, следует работать над развитием инвестиционного климата так, как этого требуют западные фирмы. Правда, при опросе экономических консультантов, проведенном консалтинговой компанией Ernst & Young среди 140 ведущих китайских фирм в мае 2015 года, больше половины опрошенных высказались в том плане, что Россия является привлекательным рынком. Однако больше половины тех, кто уже присутствует на российском рынке, наибольшими препятствиями назвали следующие факторы: правовая ненадежность, отсутствие инвестиционных гарантий, коррупция и геополитические проблемы России с Западом.

Беньямин Трибе (Benjamin Triebe)

Neue Zuercher Zeitung, Швейцария

Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
последние новости
все новости >
Загрузка...