Загрузка...
Загрузка...
"Россия будет пытаться "впихнуть" квазиреспублики "ДНР" и "ЛНР" назад в Украину", - военный эксперт Снегирев рассказал, …Даже спустя 3 года вторжения Кремль пугает всех "Правым сектором" и "бандеровцами", однако факт остается фактом: нет ник…Отключение всей России от SWIFTа продолжает висеть над шеей Путина как Дамоклов меч: такой удар Запада сметет кремлевски…Никто не должен даже пытаться оспорить мировой порядок: Донбасс – это Украина, Крым – это Украина! – КазаринРежим Кремля на грани катастрофы: Путин не владеет ситуацией и не принимает никаких решений, Россию ждет повторение 1991…Цель Путина – окончательное уничтожение Украины, он хочет на базе Донбасса создать "палестинскую автономию" под название…Путин наступил на сталинские грабли: Украина неминуемо станет членом НАТО, а Кремль никак не сможет этому помешать, - Гу…
Украинская служба 1492в Google+
пятница 6 мая, 2016 22:26 EEST
Мир
Die Welt: Турецкий шок держит Европу в напряжении
турция, ахмет давутоглу, тайип реджеп эрдоган, европейский союз
cankaya.gov.tr

Пертурбации в Турции продолжаются: теперь в отставку уходит премьер-министр Ахмет Давутоглу (Ahmet Davutoglu). Эрдогану нужен западный уровень благосостояния, но не нужны западные ценности. А Европа, охваченная миграционным кризисом, зависит от волнений на Босфоре.

То, что в эти дни происходит на Босфоре, можно назвать своеобразным «поворотом в прошлое в направлении будущего». «Сильным человеком», способным разобраться с такими противоречиями, является президент Реджеп Тайип Эрдоган (Recep Tayyip Erdogan). Он — лидер партии, президент, главный идеолог, стремящийся воспользоваться заложенными Ататюрком светскими традициями в качестве тягловой лошади модернизации, «вычистить» существующее с самого основания Турции тамошнее темное государство и использовать его в технократической функции.

При этом он еще хочет быть и оставаться необходимым Европейскому Союзу — по причинам скорее экономической и технической природы, нежели благодаря своей склонности к демократии. Тому, кто в будущем будет вести переговоры с Эрдоганом, понадобятся крепкие нервы и в еще большей степени великодушие — с учетом того, что в Турции нет ни правового государства, ни свободы слова, ни того, что принято называть «западными ценностями».

Для всего ЕС, но, в первую очередь, для Германии небезразлично, какие традиции будут иметь место в Турции в будущем, насколько предсказуемым будет правительство в Анкаре, в каких геополитических целях эта страна будет использовать свое положение между тремя континентами и, наконец — и одновременно в первую очередь, — станет ли она в контексте миграционного кризиса частью проблемы или частью ее решения. В политике торга Эрдоган является непревзойденным мастером.

Наступит ли стабилизация всего региона от Кавказа до Синая, или пертурбации продолжатся и приведут к краху самых смелых надежд европейцев? Для Брюсселя и Берлина этот вопрос вовсе не праздный. И ответ на него, ввиду войн и кризисов, которыми охвачены южные и восточные соседи Турции, будет иметь ключевое значение для обоих берегов Атлантики.

Сильное государство, управляемая демократия

Последние противоречия возникли вовсе не на пустом месте и далеко не вчера. То, к чему стремится Эрдоган — это сильное государство без «кемализма», западный уровень благосостояния без западных ценностей и управляемая демократия. Тем самым он хочет излечить Турцию от ее «родовой травмы»: последствий краха Османской империи, халифата и традиционной набожности, а также извлечь выгоду из «революции сверху», с помощью которой Кемаль Паша Ататюрк превратил «больного старика на Босфоре» в современное государство.

Когда «в полный рост» встает вопрос наследства, споры возникают везде, но нигде они не бывают столь фундаментальными, непредсказуемыми и всеохватными, как в Турции.

Времена, когда метафорой, придуманной Гёте по поводу «Турции далекой», обозначались некие абстрактные конфликты где-то там, на краю света, остались в прошлом. Теперь Турция, благодаря своему геополитическому положению и спорным положениям собственной Конституции, является, по сути, частью Европы. Однако этого никак нельзя сказать обо всех остальных аспектах.

Михаэль Штюрмер (Michael Stuermer)

Die Welt, Германия

Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
последние новости
все новости >
Загрузка...